2022 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 2022 год » Дома » Мэнор Де Ривера


Мэнор Де Ривера

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

Трёхэтажный особняк и прилегающая к нему обширная территория находятся в пригороде, в тихом зелёном районе.
http://www.ogoniok.com/common/archive/1997/4531/48-48-49/48-48-5b.jpg

2

...Он снова был там.
Автомобиль ехал неторопливо, спокойно шурша шинами по асфальту улиц. Ветер раскачивал фонари. Дочь на заднем сидении играла - рассказывала матери придуманные истории. Время от времени он слышал, как в детский щебет вплетается приятный тихий голос - Элизабет поправляла девочку, и они начинали шутливо спорить...
Вечерело. Тот, кто вскоре потеряет всё и станет Испанцем, полудремал на переднем сидении автомобиля...

Элиас резко, рывком сел на постели, сильно, до хруста в челюстях сжимая зубы. Его пальцы впились в одеяло с чудовищной силой. Почти минуту он не дышал, и, поняв это, Испанец медленно, с усилием выпустил из лёгких воздух. Заставил себя дышать.
Медленно. Вот так. Вдох... выдох.
Он запустил пальцы в шевелюру и откинулся на подушки. Некоторое время молча лежал, потом протянул руку к прикроватному столику, нащупал прохладное стекло. Поднеся бутылку ко рту, зубами вынул пробку, выплюнул её куда-то в сторону и сделал жадный глоток. Виски жидким огнём пробежалось по гортани, обожгло пищевод и ухнуло в желудок. Ещё несколько крупных глотков - и Кортес почувствовал, как сведённые судорогой мышцы расслабляются, а разум заволакивает приятный туман.
"Пусть..." - подумал он. - "Так лучше..."
Осушив бутылку, Испанец поставил её на пол у кровати - туда, где уже выстроился мини-батальон её товарок, - и позволил сознанию скользнуть в тяжёлый дурман сна без видений.

Отредактировано Elias Cortes (2009-04-28 01:13:19)

3

...Большой минус ненормированного рабочего дня заключается в том, что ты никогда не знаешь наверняка, сколько тебе придётся работать. А если в добавок к сбитому распорядку дня ты страдаешь от ночных кошмаров - не удивляйся, когда тебя навестит мисс Бессоница.
Элиас снова перевернулся на спину и уставился в тёмный потолок. Сон, подаренный бутылкой виски, был недолгим, но его, похоже, хватило. Организм Кортеса чувствовал себя достаточно отдохнувшим и снова засыпать не хотел. Можно было, конечно, снова вырубить его алкоголем... но Элиас не хотел этого делать. Он не употреблял наркотики, и становиться алкоголиком тоже не собирался.
В большом доме было тихо. Слуги наверняка уже дрыхли без задних ног, сторожевые псы, патрулирующие участок, были спокойны и оттого молчаливы. Впрочем, эти собаки вообще были воспитаны в духе тишины: их учили не лаять на посторонних, а молча убивать их. Что поделаешь, издержки бизнеса...
Поняв, что сон оставил его совсем, Испанец сел на постели и потянулся к одежде, аккуратно сложеной на стуле. Он не стал включать свет - Элиас знал этот дом как свои пять пальцев, и мог ориентироваться здесь даже с закрытыми глазами... что уж говорить о лунной ночи?
Одевшись, Испанец тихо спустился на первый этаж, и, пройдя в гараж, завёл двигатель своего угольно-чёрного "Мазератти". Десять минут спустя он уже миновал ворота особняка, небрежно махнув рукой охранникам.

---------------> Бордель "Роза". Холл

4

---------------> Бордель "Роза". Холл

"Мазератти" летел по улицам на огромной скорости, как огромная чёрная птица, и ветер выл и бесновался там, снаружи. Испанец не выказывал никаких эмоций - не бахвалился машиной и скоростью, не пытался произвести на девушку впечатление, вообще на неё не смотрел. Как будто он считал её такой же своей собственностью, как и эту машину, и не считал нужным уделять юному созданию внимание. Однако, спустя долгих семь минут молчания, мужчина заговорил.
- Меня зовут Элиас Кортес. - У него был приятный, довольно низкий, с бархатистыми нотками голос. И всё же даже голос у этого человека был прохладным... не говоря о глазах, которые были устремлены на дорогу. Испанец не смотрел на спутницу.
Девушка не ответила, и мужчина не стал продолжать разговор. Через некоторое время он резко сбросил скорость, останавливаясь у ворот особняка - и дальше машина поехала медленно.

Отредактировано Elias Cortes (2009-04-28 19:43:13)

5

=> Бордель "Роза". Холл

Меня зовут Элиас Кортес. - У него был приятный, довольно низкий, с бархатистыми нотками голос. Но от этиого голоса, от которого веяло холодом, по спине девушки побежали мурашки. Правда, это не помешало ей натянуто улыбнуться.
- Я Соня Митчем... - Еле слышно вымолвила, нарушая молчание вслед за мужчиной, машина поехало медленнее. Проехав несколько метров, автомобиль мягко затормозил. Соня поняла, что они приехали и запаниковала. Нажав на кнопку, чтобы отстегнуть ремень безопасности, затравлено посмотрела прямо в глаза посмотревшего в этот момент на неё мужчине. - Мы приехали, да?.. - С тяжёлым сердцем спросила, отводя взгляд от пронзительного взгляда Испанца. Сердце девушки камнем упало куда-то вниз, ей даже стало нехорошо на желудке.

6

- Да. Идёмте.
Он вышел из авто, спокойно открыл дверцу, выпуская девушку - гостья явно очень нервничала и сама открыть дверцу не смогла. Элия подал Соне руку и повёл её в дом. На пороге их встретил пожилой слуга, которому Испанец бросил несколько коротких слов:
- Лёгкий ужин. Гостевая спальня. - Кортес ещё раз окинул взглядом девушку, одетую в лёгкое белое платье, и добавил: - Камин.
Слуга поклонился и исчез, а Кортес повёл девушку в малую столовую, где расторопные слуги уже сервировали лёгкий ужин. Он не стал спрашивать, голодна ли девушка - законы гостеприимства требовали принять гостью по всем правилам. Кроме того, она выглядела усталой и нервной, и Элиас решил, что ужин несколько подбодрит её.

Отредактировано Elias Cortes (2009-04-28 20:09:42)

7

Соня покорно следовала за мужчиной, готовясь к самому худшему, но не смогла скрыть изумления, когда Испанец провёл её в столовую. Слуги, словно по мановению волшебной палочки, быстро накрыли стол и удалились, оставив хозяина наедине с девушкой. Она же обхватила плечи руками, дрожа от ночного холода, от которого ещё не успела отойти, белое платье было слишком лёгким, а кофты у девушки не было, она оставила её в комнате, когда мексиканец вынес её из комнаты. Брюнетка прошла к столу, отодвинула для себя стул, но не села, вопросительно глядя на Испанца, ожидая, когда он сядет первым за стол на правах хозяина и пригласит её разделить с ним ужин.

8

Кортес, видя замешательство гостьи, кивнул:
- Прошу вас, присаживайтесь. Чувствуйте себя свободно. Я не собираюсь вас ни есть, ни бить, ни насиловать. Даю слово, в этом доме вы в полной безопасности.
Он подошёл к ней, пододвинул стул, чтобы Соне было удобнее сидеть, сам налил в её бокал лёгкого белого вина, идеально подходящего к запечёной рыбе, дымящейся на тарелке перед девушкой. Испанец ухмыльнулся про себя: надо же, до чего слуги изучили его привычки! Или они приготовили рыбу и несколько лёгких салатов на всякий случай?..
Элиас сел на своё место, налил себе вина и подцепил на вилку лист салата.
- Приятного аппетита, мисс.

9

Только после приглашения Соня села, пододвинула к себе тарелку и отодвинула бокал.
- Приятного аппетита и вам, мистер Кортес. - Девушка растерянно умолкла. - Но я не пью вино... Можно мне какого-нибудь сока взамен вина? - Нерешительно спросила, беря в руки столовые приборы. Слова Испанца успокоили девушку, но не настолько, чтобы она чувствовала себя в безопасности. Несмотря на странное доверие к этому несомненно властному мужчине, она нервничала, прекрасно понимая, что он привёз её сюда не для того, чтобы просто накормить. Рыба выглядела так аппетитно, а запах был просто восхитителен. Соня уже и не помнила, когда в последний раз нормально ела. То, что она перехватила можно сказать на ходу, в доме Смита, было не в счёт. Тяжело сглотнув, она отрезала кусочек рыбы ножом, придерживая его вилкой. Положив кусочек рыбы в рот, начала жевать, прикрыв от удовольствия глаза, - рыба была божественно хороша на вкус.

10

- Пейте вино, мисс. Плохо от него не будет. - В голосе Испанца прозвучали мягкие нотки - или девушке показалось?
Он внимательно наблюдал за гостьей, неспешно потягивая вино: есть Испанцу не хотелось, а отвлекать девушку от еды разговорами он считал невежливым. Поэтому Кортес заговорил лишь тогда, когда Соня отложила вилку.
- Итак, мисс Митчем, как же вы оказались в таком положении? - Кортес сделал небольшой глоток вина и вздохнул: - Вы не похожи ни на наркоманку, ни на сироту. Вы ведёте себя как хорошо воспитанная девушка, знаете правила этикета... вы выросли в хорошей семье. - Он помолчал, глядя Соне в глаза. - Но всё же вы попали в нехорошую ситуацию. Судя по тому, что у вас не наблюдается болезненного упрямства и истеричности, вы были морально готовы к ней - или считали себя морально готовой. Значит, вы сами пошли на это... ради чего? Вы не похожи на похотливую нимфоманку, которым самое место в публичных домах. Не похожи и на испорченного, капризного ребёнка, идущего наперекор общественному и родительскому мнению. Значит, что-то заставило вас добровольно одеть на себя этот ошейник... - Кортес сделал ещё один глоток вина и продолжил всё тем же спокойным, бархатисто-прохладным голосом. - Но я не верю, что вы пошли на это ради себя самой. Уверен, вы бы устроились на какой-нибудь завод, если бы не деньги. Нет, вы не себя спасаете от голода и бедности. Вы спасаете кого-то, кто дорог вам. Ваша семья влезла в долги, и вы продали себя вместо залога? Или кому-то из ваших любимых понадобились деньги для чего-то другого... например, для лечения?
Взгляд чёрных глаз мужчины был пронзительным, требовательным. Испанец хотел услышать правду.

Отредактировано Elias Cortes (2009-04-28 21:15:29)

11

Соня испуганно взглянула на него: в смелости своих умозаключений он попал не в бровь, а в глаз. Он словно разложил всё по полочкам, рассказал всё за неё… Девушка тяжело вздохнула, в её взгляде промелькнуло невольное уважение к проницательности мужчины. Мгновение подумав, она заговорила.
- Вы абсолютно правы, мистер Кортес. Если бы не болезнь мамы, я бы спокойно устроилась работать на швейную фабрику, но ей нужна дорогостоящая операция, поэтому у меня не было иного выхода… Нам нужны деньги, иначе моя мама умрёт. – Девушка хотела произнести это спокойно, просто констатируя факт, но голос предательски дрогнул. Чтобы как-то унять боль в груди от этого признания и напоминания о собственном падении и болезни матери, Соня машинально взяла бокал и сделала глоток. Вино обожгло гортань девушки, никогда не употреблявшей ничего подобного. Она закашлялась и поставила бокал обратно на стол.

12

Он продолжал смотреть на девушку. Он не вздрогнул и даже не попытался встать, когда она закашлялась. Вместо этого Кортес поставил локти на стол и соединил перед лицом кончики пальцев, глядя на Соню поверх своих рук. На безымянном пальце его правой руки - на пальце, где носят обручальные кольца - блеснул чёрный бриллиант, оправленный в белое золото.
- Это был глупый поступок. - Спокойно произнёс Испанец. И добавил: - Глупый, но отважный и благородный. Немногие способны отдать себя ради другого.
Он допил вино и небрежно бросил:
- Позвольте узнать, сколько денег вам нужно заработать для вашей матери?

13

Соня вспыхнула.
- Не вам судить, мистер Кортес, о природе моего поступка. – Как можно спокойнее произнесла, но голос дрожал от волнения. – У меня нет другой возможности в такие сроки достать такие огромные деньги, у меня вообще нет возможности их достать… Это около 7 тысяч, а нам такие деньги и не снились… Вам легко говорить о том, что это глупо, когда на одном вашем пальце кольцо, стоящее если не цену операции, то хотя бы её часть… - С горечью произнесла брюнетка, не сводя тоскливого взгляда с кольца на пальце мужчины.

14

В его глазах что-то дрогнуло... и Испанец отвёл взгляд. Указательный палец его левой руки поглядил камень привычным, естественным движением.
- Он стоит больше, - тихо произнёс Кортес. - Много больше. Он - это целая жизнь. Потерянная жизнь...
Испанец помолчал, потом поднял взгляд на девушку - и в его глазах что-то изменилось. Как будто чёрный лёд треснул, ещё не открыв того, что прячется внутри, но уже перестав быть монолитным.
Она была похожа на Элизабет. Не столько внешне, сколько характером. Отважной решимостью, спокойным самопожертвованием, умением любить.

...Он впервые увидел Элизабет на обеде у Майерса. Элиас пришёл вместе с отцом - он уже знал, что для блага клана ему, скорее всего, придётся жениться на дочери союзника отца. Но, увидев её, Элиас был восхищён - она не обладала неземной красотой, но ему казалась воплощением идеала. Ей было семнадцать лет, и она была такой изящной, нежной, открытой и дружелюбной, что он не удержался и сказал: "Я думал, ангелы живут в Небесном саду, а они, оказывается, есть и в Калифорнии..." Её отец рассмеялся и сказал, что Элиас либо неисправимый льстец, либо неисправимый романтик...

Он поднялся из-за стола, кивнул девушке:
- Я думаю, вы устали. Идёмте.
И он повёл её в одну из гостевых спален - просторную и светлую комнату, обставленную элегантно и уютно. Двухспальная кровать, прикроватный столик, туалетный столик с зеркалом и пуфом, книжные полки с классическими произведениями стоящим в углу креслом - в комнате не было ничего лишнего и всё, казалось, было на своих местах.
- Вы можете лечь здесь. - Коротко распорядился Испанец, правда, на этот раз в его голосе было больше усталости и горечи, чем пронзительного холода. Оставив девушку в комнате, он снова спустился вниз, в комнату, в которой жарко пылал камин, а на столике около кресла стояла бутылка коньяка и два пузатых бокала.
"Они думали, что я приглашу её сюда и буду поить коньяком?" - Иронично подумал Элиас и, усевшись в кресло, наполнил свой бокал.

Отредактировано Elias Cortes (2009-04-28 22:15:25)

15

Соня не поняла, что именно она сказала или сделала, но она поняла, что что-то изменилось. Нет, мужчина всё так же был спокоен, но что-то в его словах, вернее в интонациях голоса, заставило девушку изумлённо поднять на его лицо взгляд, оторвавшись от созерцания камня на его пальце. Что-то изменилось, это девушка прочитала в чёрных глазах. Непонимание было во взгляде брюнетки, когда он повёл её куда-то, но она молчала, мысленно решив, что пока будет молчать. Испанец привёл её в одну из гостевых спален - просторную и светлую комнату, обставленную элегантно и уютно. Двухспальная кровать, прикроватный столик, туалетный столик с зеркалом и пуфом, книжные полки с классическими произведениями стоящим в углу креслом - в комнате не было ничего лишнего и всё, казалось, было на своих местах.
Вы можете лечь здесь. - Коротко распорядился Испанец, правда, на этот раз в его голосе было больше усталости и горечи, чем пронзительного холода.
"Что с вами?" - Хотела было спросить Соня, но не спросила, промолчала. Мужчина оставил её одну. Воспользовавшись этим, девушка заглянула в ванную комнату, потом подумала немного и разделась, зашла в ванную и включила воду. Отрегулировав температуру, встала под тёплые струи душа, взяла стоящий на полочке гель для душа и выдавила немного. Закрыв глаза, начала растирать гель по груди, наслаждаясь приятным запахом.

16

Тем временем служанка положила на постель девушки новенькую ночную рубашку - длинную, с тонкими лямками, - и новый же пушистый халат. Сделав это, служанка вышла из комнаты гостьи, затворив за собой дверь.
"Надо же, какая хорошая девочка", - подумала служанка. - "Такая милая, тихая и хорошенькая..."
Женщина, проходя мимо каминной комнаты, заглянула внутрь: хозяин устроился в любимом кресле и неторопливо потягивал напиток, кажущийся янтарным в неверном свете огня. По смуглому, гордому профилю хозяина скользили отблески пламени, делая дона Кортеса похожим на древнего бога войны. Очень усталого и одинокого бога. Служанка тихо вздохнула: ей было жаль хозяина, ещё молодого и полного сил, но уже искалеченного жизнью.
Кортес, услышав вздох, тихо попросил:
- Иди спать, Бриджит.
Он не поворачивал головы - просто каким-то образом знал, кто из слуг стоит за его спиной. Знал звуки их шагов и голоса. Элиас прикрыл глаза и откринулся на спинку кресла, бережно перебирая в памяти осколки счастья.

...Он очень боялся, что она выходит за него только потому, что ей так велел отец. Ему был 21 год, и Элизабэт не была его первой женщиной - и всё же он волновался. Он боялся, что безразличен ей. И когда он внёс её на руках в их общую спальню, украшенную живыми белыми лилиями, и бережно положил на белоснежное покрывало, усыпанное лепестками алых роз, он дал себе слово, что уйдёт, как только она скажет, что не хочет его. Он знал, что не сможет причинить ей боль, не посмеет взять её силой одной лишь своей страсти. Но она прижалась к нему и произнесла единственные два слова, которые знала на испанском: "amor mio"...

17

Соня пробыла в ванной больше часа, неторопливо смыв с тела пену, она наполнила ванну и легла, взбила пену, щедро налив ароматную жидкость в воду.  Она не следила за временем, она не хотела признаваться себе, но она боялась выйти из ванной комнаты из-за того, что он может уже ждать её. Выьравшись из воды, девушка пнасухо вытерла себя и осторожно выглянула из ванной. К её огромному облегчению, в комнате никого не было. Только кто-то позаботился о неё, положив на кровать новенькую ночную рубашку - длинную, с тонкими лямками, - и новый же пушистый халат. Аккуратно сложив платье, положила его на стул, сама же расчесала волосы, одела ночную рубашку и халат. Завязав пояс халата, Соня вышла из комнаты, чтобы найти Испанца. И она нашла его: в коридоре были видны блики от огня в камине. Он был один.
- Простите, я просто хотела пожелать вам спокойной ночи. - Нерешительно произнесла брюнетка, стоя на пороге. Длинные волосы девушки были распущены, она с робостью смотрела на мужчину. - И... Я могу взять что-то почитать с полок в комнате, куда вы меня определили?..

Отредактировано Sonya Mitchem (2009-04-28 23:02:01)

18

Несколько секунд он молчал, потом, не оборачиваясь, кивнул:
- Конечно. Всё, что вам угодно, мисс Митчем. Чувствуйте себя свободно, отдыхайте...
"...Скоро это закончится. Я верну вас в "Розу", и для вас начнётся иная жизнь", - Испанец пошевелился, налил себе ещё коньяка и горько усмехнулся своим мыслям. Да, он уже решил ,что вернёт девочку обратно в "Розу". Его дурацкий порыв был простой тратой денег: не больше и не меньше. Он с тем же успехом мог проиграть эту десятку в покер. По крайней мере, он поужинал в компании... это уже что-то.
Глупо было надеяться на что-то другое...
Испанец сделал глоток, любуясь бликами огня, скользящими по поверхности драгоценного камня в его перстне.

19

Он...не тронет меня?.. - Эта мысль не обрадовала девочку, даже огорчила, она надеялась, что уже утром сможет отправить отцу деньги. Соня подошла ближе, потом ещё ближе, затем опустилась на колени перед мужчиной и взглянула в его глаза снизу вверх.
- Вы вернёте меня обратно?.. - В голосе прозвучало отчаяние. По голосу было понятно, чего так боится брюнетка - не получить этих денег, которые мог заплатить этот щедрый, по словам дежурного администратора, человек с холодными тёмными глазами.
Если бы я могла остаться здесь... Никто бы не тронул меня... - Тоскливо подумала, глядя в глаза Испанца. - Нет, ты не можешь быть такой эгоисткой, подумай о своей матери... - Упрекнул голос совести. - Мама....

Отредактировано Sonya Mitchem (2009-04-28 23:24:50)

20

Он вздохнул, встретился глазами с её взглядом.
- Возможно.
Он не стал говорить, что решил также утром приказать найти семью этой девочки и оплатить операцию и реабилитацию её матери. Это был очередной глупый жест, но Испанец уже дал себе слово сделать это. А вот брать на себя ответственность за это дитя... она ведь ещё совсем ребёнок...
"Не больше, чем была Элизабет, когда выходила за тебя замуж", - живо откликнулся внутренний голос. "Но тогда я был моложе. На одиннадцать лет... на целую жизнь" - возразил он сам себе.
И всё же было в её глазах что-то совсем не детское, а правильные черты лица, изящный изгиб губ, линии шеи и плеч принадлежали юной женщине, а вовсе не ребёнку. Правая рука Испанца осторожно прикоснулась к подбородку Сони, Кортес нагнулся к ней, заглядывая в тёплую тьму её глаз стылыми углями своих. А в следующую секунду их губы соприкоснулись в осторожном поцелуе.

21

Нет, нет, нет… - Отчаяние захлестнуло все чувства, когда Испанец обронил это своё «Возможно», ей показалось, что он расплывается, но это были всего лишь непрошенные слёзы. Но им не суждено было пролиться. Правая рука мужчины осторожно коснулась подбородка Сони, Он нагнулся к ней, заглядывая в её глаза, словно надеясь что-то отыскать в её взгляде, его глаза были по-прежнему холодны, но в них промелькнуло что-то, хотя Соня была вовсе не уверена в том, что ей это не показалось. А в следующую секунду их губы соприкоснулись в поцелуе. Испанец поцеловал девушку осторожно, словно проверяя её. Это было неожиданно для девушки, но она сдержалась, чтобы не отпрянуть. Как ни странно, но она больше не боялась его, он вёл себя с ней не как с товаром и случайной игрушкой. - Если этому суждено будет случиться, то пусть сейчас, здесь и с ним, чем с кем-то, кто растопчет тебя… - Одна-единственная мысль мелькнула и пропала. Закрыв глаза, брюнетка сжала руку мужчины, несмело отвечая на поцелуй.

22

Он никуда не торопился. Поцелуй был медленным, осторожным и... нежным?
Поставив бокал на столик, Кортес мягко целовал губы девушки, наслаждаясь их вкусом и нежностью, невинностью. Его руки скользили по её волосам, гладили их, перебирали пряди. Казалось, Кортес специально не торопится, давая девушке время одуматься, уйти... но она не уходила. И тогда он поднялся из кресла, взял Соню на руки и отнёс на второй этаж, в её спальню.
...Он давно, очень давно не носил женщин на руках...
Элиас опустил Соню на постель...
...как когда-то, целую жизнь назад...
...на белое покрывало...
...с алыми лепестками роз...
...которых сейчас не было...
И отступил в сторону, закрыл дверь, развязал галстук, разделся, аккуратно складывая одежду, позволяя девушке рассмотреть себя, своё сильное тело с медной кожей и белыми шрамами на груди и спине. Потом выключил свет и мягкими шагами подошёл к постели. Соня почувствовала, как он сел рядом, и его сильные руки мягко скользнули по её плечам, снимая с неё халат.

23

Он был так нежен, что Соня поняла, что он не причинит ей вреда. Впервые в жизни, целуясь, она чувствовала, как её тело реагирует на его нежность. Этот поцелуй разлил огонь в её теле, жарким пламенем сходившийся внизу живота.
Разочарованный стон сорвался с губ, припухших от поцелуя, когда Кортес отстранился, но испанец поднял её на руки, унёс в спальню, которую отвёл ей.
Когда погас свет, и рядом с ней на кровати сел мужчина, соня не противилась снятию халата с её плеч. Более того, она сама сняла ночную рубашку. Оставшись нагой, девушка залилась краской смущения.

24

Он подался к ней, чувствуя, как нежное тепло её тела возбуждает его. Но это была не животная, яростная страсть, а осторожная ласка. Испанец не хотел сделать ей больно, не хотел испугать её - и потому его руки медленно скользили по её бархатистой коже, гладя плечи и спину Сони, давая ей привыкнуть к ощущению его ладоней на себе. Элиас чуть нажал на плечи девушки, укладывая её на постель, лёг рядом, потянулся к ней, легко целуя ушко и шею Сони, в то время как его рука уже гладила её грудь. Цепочка поцелуев, не прерываясь, спустилась вниз: от уха к ключице, от ключицы к соску, ниже, ещё ниже... Испанец мягко раздвинул девушке ноги, коснулся её половых губ, нежно погладил их, чувствуя их влагу, и снова повёл цепочку поцелуев вверх, неторопливо, наслаждаясь каждой секундой этой прекрасной игры.
И, когда его губы снова добрались до её шеи, Кортес приобнял Соню за талию, помогая прогнуться в пояснице - и вошёл в неё, чуть резковато, жадно, но тут же заставил себя сдерживаться, и стал двигаться осторожно и медленно, позволяя девушке прислушаться к новым ощущениям, привыкнуть к ним, понять, что это не страшно и не больно.

25

Соня чуть вздрогнула, когда чужие ладони коснулись её спины, но осторожные поглаживания успокоили её. Она подвинулась к нему ближе, несмело касаясь его обнажённой груди кончиками пальцев. Кортес чуть нажал на плечи девушки, укладывая её на постель, она с лёгким испугом взглянула на него сквозь полуопущенные ресницы, когда оказалась лежащей на спине. Но он просто лёг рядом, легко целуя ушко и шею девушки, а его рука уже скользнула к груди. Испанец погладил её грудь. Он целовал её, но не в губы, он дорожкой из поцелуев спустился вниз, от поцелуев, ставших не просто приятными, но полными сладостной пытки. Она прикусила губу, когда Испанец коснулся её там, внизу, погладил. Соня вся сжалась, но он уже поднялся наверх, снова прочертив ту же сводящую с ума дорожку. Когда его губы снова добрались до её шеи, Кортес приобнял Соню за талию, помогая прогнуться в пояснице - и вошёл в неё, чуть резковато, жадно. Брюнетка сжала зубы, боль была резкой и обжигающей, но ни единого стона, только слёзы брызнули из глаз. Крепко зажмурившись, Соня старалась перетерпеть эту боль. Она чувствовала, что Кортес сдерживается, двигаясь осторожно и медленно, и была благодарна за это. Боль стала менее резкой, притуплённой, уходя куда-то на второй план, уступая место совершенно новым для неё ощущениям. Девушка инстинктивно обвила поясницу мужчины ногами, несмело двинувшись ему навстречу.

26

Он, уловив её встречное движение, склонился над Соней, заглянул ей в лицо. Сейчас, в темноте, когда спальня была залита бледным, призрачным лунным светом, Кортес казался не человеком. Его сильное тело, смуглая кожа с белыми полосками шрамов было похоже на тело хищника, дикого зверя, осторожного, сдерживающего свою природу. Он был похож на гибкого дракона, меж лапами которого лежала дева, принесённая ему в жертву, и на которую он смотрел чёрными безднами глаз, на дне которых бушевало пламя.
...Она была красива, нежна и хрупка. Её огромные глаза были широко распахнуты и в них, кажется, дрожали слёзы.
- Tu duele? - Хриплый шёпот на испанском. Вряд ли она знала этот язык, но интонации - интонации были мягкими, заботливыми. - Mi niña...
И он снова поцеловал её в губы, и целовал долго, с удовольствием чувствуя её прерывистое дыхание, ловя его, вбирая в себя... и снова выпуская на волю. Он помогал Соне двигаться, не сбиваясь с ритма и медленно, очень медленно увеличивал амплитуду движений, с каждым разом входя в девушку чуть глубже. Он чувствовал, как волна наслаждения подбирается к нему, концентрируется внизу живота, сжимаясь горячим клубком, контролировать который всё сложнее... и вот клубок распутался, взвился мощной пружиной, прокатываясь мощным электрическиим разрядом по всему телу, скручивая в судороге удовольствия каждую мышцу...
Испанец хрипло выдохнул, сжимая ягодицы Сони, подался вперёд, входя в неё очень глубоко, ещё раз...

27

Мужчина склонился над Соней, заглянул ей в лицо, в его чёрных глазах уже не было прежнего холода, напротив, в его взгляде словно плясали блики пламени, а может это просто было миражом потрясённого воображения слишком впечатлительной натуры девушки. Впрочем, это неважно. Кортес произнёс несколько слов на незнакомом девушке языке, но она уловила главное – мягкость и заботу в интонациях мужского голоса. Она на мгновение прикрыла глаза, ресницы были влажными от слёз. Когда мужчина поцеловал её в губы, Соня посмотрела ему в глаза, потом снова густое опахало ресниц легло на девичью кожу, скрывая темные глаза, она обвивала руками его шею. Испанец двигался, постепенно наращивая темп. Боль ушла окончательно, ощущать мужчину внутри себя было даже приятно теперь, когда девушка не без помощи Кортеса нашла нужный ритм и начала двигаться быстрее, уже немного осмелев. Он вошёл в неё ещё раз, погружаясь на всю глубину, сжал её ягодицы, и Соня почувствовала, внутри обжигающее что-то. Она не сразу поняла, что произошло, но откликнулась на его хриплый стон удовольствия. По телу прошла судорожная дрожь, заставившая брюнетку теснее прижаться к телу мужчины. Ощущения были восхитительны, от острого наслаждения у девушки просто потемнело в глазах. Коротко выдохнув, она вцепилась в плечи мужчины.

28

Он лёг рядом с ней, приобняв девушку. По телу Испанца разлилась приятная, спокойная усталость. Тонкий, приятный запах волос и кожи Сони нравились ему. Элиас закрыл глаза. Ему не хотелось перебирать в памяти осколки прошлого. Ему не хотелось алкоголя. Его душе стало спокойно.
Было ли дело в этой девочке - или вообще в сексе? Впрочем, до этого Испанец почти не приводил в свой дом женщин, и это само по себе было странно... но ему захотелось это сделать, а он так редко что-то действительно хотел, что мог позволить себе выполнять эти желания.
И вот оно, его желание, лежит рядом с ним, в его объятиях. Кортес приоткрыл глаза и провёл рукой по волосам девушки.

29

Она ничего не знала об этом человеке, но она чувствовала, что та холодность ушла. Он лежал рядом и гладил её по волосам со странным выражением в черных, как уголь, глазах. Это она прочитала в его глазах. Странное напряжение ушло, глаза больше не были ледяными. Она не понимала, что же такого произошло, что он сбросил свою ледяную маску, но смутно догадывалась, что она сыграла в этом далеко не последнюю роль. Соня подняла руку к лицу Испанца и погладила его по щеке, не отрывая взгляда от его лица. Девушка лежала в объятиях мужчины, она чувствовала его силу  и свою хрупкость по сравнению с его физической силой, но ей, несмотря на непривычность, было приятно чувствовать себя слабой в его сильных руках. Поймав его руку, гладящую её по волосам, она прижала её ладонью к своей щеке.

30

Элиас встретился взглядом с девушкой, спокойно посмотрел в её глаза. У неё были красивые глаза, живые и выразительные. Тёплые.
- Ты уже не боишься меня.
Это был не вопрос, а утверждение. Так же ясно, как он раньше видел её страх и настороженность, сейчас он видел доверчивость Сони.
Вздохнув, он чуть пошевелился, устраиваясь удобнее. Он думал, что полежит ещё немного, и пойдёт спать к себе... и сам не заметил, как уснул - удивительно спокойным сном, без кошмаров, без алкогольного тумана.

Отредактировано Elias Cortes (2009-04-29 15:56:21)


Вы здесь » 2022 год » Дома » Мэнор Де Ривера